Свидетельские показания о событиях связанных с выводом с оккупированной территории Крыма военной техники и вооружения ВСУ

  • 04 Липня 2016, 11:58, 495
Свидетельские показания о событиях связанных с выводом с оккупированной территории Крыма военной техники и вооружения ВСУ

Третий эпизод из свидетельских показаний Андрея Сенченко на заседании по делу №761/9437/15-ц о факте вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины от 22 марта 2016 года в Шевченковском районном суде г. Киева.

23 марта 2014 года политическим руководством Украины было принято решение о выводе частей и подразделений Вооруженных Сил Украины, Внутренних войск МВД и других силовых ведомств с оккупированной территории Крыма и Севастополя.

Я не поддерживал это решение, но повлиять на его принятие возможности не имел.

Мне было поручено по тем же каналам, по которым велись переговоры об освобождении «крымских заложников», провести переговоры об эвакуации семей военнослужащих, порядке вывода наших военных, а также о выводе военной техники и вооружения.

В результате проведенных переговоров 28 марта 2014 года Президент РФ В.В.Путин дал указание министру обороны РФ С.К.Шойгу не препятствовать выходу военнослужащих Украины с территории оккупированного Крыма, а также организовать передачу Украине военной техники и вооружений, фактически захваченных оккупационными войсками РФ на территории полуострова.

31 марта 2014 года я с группой офицеров Генерального штаба Вооруженных Сил Украины вылетел военным бортом в оккупированный Крым на заранее оговоренные с руководством Министерства обороны России переговоры.

В составе группы были: первый заместитель начальника ГШ ВС Украины генерал-полковник Г.П.Воробьев, начальник главного управления оборонного и мобилизационного планирования ГШ ВС Украины генерал-лейтенант В.Х.Аскаров, начальник управления правового обеспечения ГШ полковник М.В.Кушнир, заместитель начальника логистики технического обеспечения Командования Воздушных Сил полковник В.И.Гриневич, главный дежурный менеджер Командного центра ВМС капитан 1 ранга А.П.Сидоренко и начальник управления территориальной обороны Главного оперативного управления ГШ ВС Украины полковник И.А.Косяк.

После длительного ожидания в воздухе нам дали посадку на военном аэродроме Гвардейское вблизи Симферополя и далее с эскортом и под охраной сопроводили в Севастополь, где состоялись переговоры, посвященные порядку выхода наших военных, а также вывода военной техники и вооружения.

То факт, что, невзирая на принятое ранее решение т.н. властей Крыма о запрете мне въезда на территорию полуострова, я смог прилететь в Крым, подтверждает, что по состоянию на 31 марта 2014 года фактическую власть в Крыму и Севастополе осуществляли российские военные, т.е. действовал режим военной оккупации.

Явные признаки военного контроля Российской Федерации в виде бронетехники, блок-постов и военных патрулей наблюдались на всей протяженности нашего маршрута в Симферополе, на трассе Симферополь-Севастополь и в самом Севастополе.

В переговорах о порядке вывода из Крыма военной техники и вооружения ВС Украины, состоявшихся в Доме офицеров флота в Севастополе, принимали участие заместитель министра обороны РФ генерал армии Д.В.Булгаков, командующий войсками Южного военного округа ВС РФ генерал-полковник А.В.Галкин, начальник штаба ЧФ РФ контр-адмирал А.М.Носатов, а также большая группа неидентифицированных российских генералов.

После указанного совещания и.о. Президента А.В.Турчиновым на меня была возложена координация вывода военной техники и вооружения с территории оккупированного Крыма и проведение текущих согласований с руководством Минобороны и других силовых органов России на эту тему.

Фактическая передача военной техники и вооружения началась в первых числах апреля и прекратилась 16 июня 2014 после начала активных боевых действий на Донбассе и принятия политическим руководством РФ соответствующего решения. Весь процесс вывода сопровождался постоянными осложнениями и различного рода условиями, а потому, требовал ежедневного телефонного общения с руководителями Минобороны РФ.

Всего из Крыма удалось вывести 3502 единицы военной техники и вооружений, в т.ч. 120 ед. ракетно-артиллерийского вооружения, 128 ед. бронетехники, 1788 ед. автотранспорта, 92 вертолета и самолета, 35 кораблей и катеров, а также часть техники Внутренних Войск МВД Украины.

Наиболее сложно проходил вывод кораблей ВМС Украины.

После вывода вспомогательного флота и небольшой части боевых кораблей ВМС Украины российская сторона выдвинула ряд условий.

Первое условие касалось полного расчета Минобороны Украины с предприятиями Севастополя за ранее выполненные работы по ремонту кораблей и вспомогательных судов на общую сумму 7.724.102,25 гривен. Инициаторами выдвижения указанного условия и обращения к оккупационным властям Севастополя с призывом не выпускать украинские корабли выступили руководители ряда предприятий Севастополя, в т.ч. ПАО «Севастопольский морской завод» (сумма задолженности 400 тысяч гривен) и ГП ЦКБ «Черноморец», входящего в государственный концерн «Укроборонпром».

Второе условие, сформулированное российской стороной: «или все, или ничего».

Т.е. украинская сторона должна была или полностью освободить причалы, или все оставить оккупантам.

Выполнение указанного условия осложнялось тем, что в составе ВМС Украины числились 18 единиц кораблей и судов обеспечения 1955 – 1983 годов постройки, суммарным водоизмещением около 6 тысяч тн и общей остаточной стоимостью менее 100 тысяч гривен, подлежащих утилизации, передислокация которых из Севастополя была невозможна и бессмысленна по причине их технического состояния.

В связи с этим, российская сторона согласилась с вариантом их утилизации в Севастополе на специализированном гражданском предприятии с последующим перечислением средств Министерству обороны Украины. Ожидаемая сумма поступлений могла составить несколько миллионов гривен.

Окончательное условие российской стороны по указанному вопросу было сформулировано таким образом: Украина убирает от причалов Севастополя и пгт. Новоозерное два-три «металлолома» и в ответ получает возможность забрать один боевой корабль.

Выполнение указанных условий и, соответственно, вывод боевого ядра флота на начальном этапе было сорвано первым заместителем министра обороны Украины

Б.Э.Буцой, который сначала требовал включения в цепочку расчетов между судоразделочным предприятием и Минобороны посредника в лице предприятия «Укроборонресурс», а впоследствии саботировал списание судов, подлежащих утилизации.

В дальнейшем принятие необходимых решений было заблокировано премьер-министром Украины А.П.Яценюком, который в неофициальных разговорах заявлял, что такое решение может отрицательно отразиться на его политическом будущем.

В результате в руках оккупантов остались основные боевые корабли ВМС Украины: корветы Тернополь, Луцк, Хмельницкий, Приднепровье, большой десантный корабль «Константин Ольшанский» и ряд других, общей стоимостью в несколько миллиардов гривен.

После вступления в должность Президента Украины Петра Порошенко все подробности переговоров с представителями РФ по вопросам освобождения и эвакуации с оккупированной территории Крыма незаконно задержанных украинских военнослужащих и гражданских активистов, а также по вопросу вывода из Крыма военной техники и вооружений были изложены в форме докладной записки, адресованной Президенту Украины Петру Порошенко, Председателю Верховной Рады Александру Турчинову, Премьер-министру Арсению Яценюку, министру иностранных дел Павлу Климкину и главе Администрации Президента Борису Ложкину.

Источник: Сила права