Мир на предохранителе

  • 08 Червня 2016, 16:05, 463
Мир на предохранителе

Два года назад Российская Федерация развязала агрессию против Украины. Погибли тысячи украинских граждан, десятки тысяч получили ранения и увечья, миллионы вынуждено покинули свои дома.

Страна, являющаяся постоянным членом Совета безопасности ООН, давшая Украине гарантии безопасности и неприкосновенности границ в обмен на ядерное оружие, подписавшая двухсторонний Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, перечеркнула все: нарушен Устав ООН, договоры, границы, гарантии, гибнут люди, разрушен международный механизм нераспространения ядерного оружия.

Каждая война заканчивается миром, закончится и эта.

Украина отстоит свою независимость, вернет Крым и Донбасс и уже никогда не вернется в орбиту Кремля.

С другой формулой мира украинский народ не согласится.

Но что дальше?

Подписать новый договор «о дружбе, сотрудничестве и партнерстве», получить «бумажные» гарантии безопасности?

Уповать на укрепление украинской армии и вступление в НАТО, в трудную минуту напоминающее преподавателя изящной словесности, столкнувшегося в темном переулке с отпетым грабителем?

Как жить дальше, имея соседом ядерную державу, не признающую правил, на которых держится мир?

Этот вопрос актуален не только для Украины.

Цивилизованный мир выработал, пусть и не очень эффективные, но все же меры воздействия на неадекватные режимы.

А как быть, если «срывается с тормозов» ядерная держава?

Инерционный и дорогой механизм принуждения агрессора к миру в виде санкций включается уже по факту агрессии или тотального нарушения прав человека такой страной и чрезвычайно дорого обходится остальному миру.

Мировое сообщество после второй мировой войны многократно предпринимало попытки создать действенные механизмы поддержания мира и соблюдения международного права.

В 1945 году в соответствии с Уставом ООН был учрежден Международный суд ООН, призванный стать инструментом мирного разрешения споров между государствами на основе международного права, международных обычаев и общих принципов, признанных цивилизованными нациями.

К сожалению, Международный суд ООН вправе рассматривать дела лишь в том случае, если соответствующие государства дали согласие на то, чтобы стать стороной разбирательства в суде.

Позиция Российской Федерации, являющейся одним из основателей ООН и постоянным членом Совета Безопасности, по факту агрессии против Украины и незаконной аннексии Крыма перечеркивает саму возможность рассмотрения такого спора.

Правильными по сути, но неработающими остались Европейская конвенция об иммунитете государств, подписанная 16 мая 1972 года в Базеле, и Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, подписанная 2 декабря 2004 года в Нью-Йорке, предусматривающие невозможность для государства-агрессора скрываться за судебным иммунитетом от юрисдикции в суде другого государства в случае, когда результатом действий государства-агрессора стала смерть человека, нанесение ущерба здоровью и личному имуществу.

В таких условиях назрела необходимость создания новой эффективной мировой системы предохранителей от неадекватных действий.

Одним из таких предохранителей может стать механизм неизбежной расплаты за агрессию и нанесенный ущерб, основанный на судебных решениях и поддерживаемый всем цивилизованным миром.

В основе такого механизма должно быть признание мировым сообществом решений национальных судов, принятых по результатам рассмотрения индивидуальных исков пострадавших граждан страны, ставшей объектом агрессии, предъявленных непосредственно к стране-агрессору и поддержка исполнения таких решений.

К сожалению, такой механизм по ряду причин не может быть основан на решениях международных судебных инстанций.

Государство-агрессор может блокировать создание таких судов, либо не признавать их решения.

Кроме того, как в случае с Украиной, ни один международный суд не в состоянии рассмотреть обстоятельства гибели в этой войне тысяч наших сограждан и нанесения ущерба миллионам.

Такая задача под силу только национальной судебной системе пострадавшей страны.

После Второй мировой войны в судебной практике, а в некоторых случаях и в законодательстве стран с развитой демократией, наметилась тенденция отказа от доктрины абсолютного иммунитета государства в пользу доктрины функционального иммунитета. Последняя предусматривает, что одно государство не может ссылаться на иммунитет в судах иного государства в случае, если его действия выходили за пределы суверенных полномочий, а также при разбирательстве, касающемся денежного возмещения в случае смерти или причинения телесного повреждения какому-либо лицу или нанесения ущерба имуществу или его утраты в результате действий или бездействия, которое предположительно может быть присвоено государству, если такое действие или бездействие имело место полностью или частично на территории другого государства.

Сегодня в Украине общественное движение «Сила права» создало систему массовой правовой поддержки граждан, пострадавших от российской вооруженной агрессии.

В судах Херсонской, Луганской областей и города Киева по заявлениям вынужденных переселенцев установлены юридические факты нанесения ущерба гражданам Украины в результате вооруженной агрессии Российской Федерации и оккупации части территории Украины.

Суд в Хмельницкой области, рассмотрев заявление семьи погибшего, установил юридический факт, что майор Ярослав Костышин погиб при исполнении обязанностей воинской службы в результате российской вооруженной агрессии.

Голосеевский суд Киева 30 мая 2016 года по заявлению вынужденной переселенки с оккупированной территории Луганской области Ирины Веригиной, пострадавшей от российской вооруженной агрессии, наложил арест на право требования более чем 3 миллиардов долларов российского кредита, полученного режимом Януковича.

Таким образом, в Украине начала формироваться судебная практика, основанная на концепции функционального иммунитета государства.

В условиях, когда добровольного исполнения судебных решений по искам граждан, пострадавших от российской вооруженной агрессии, ожидать не приходится, арест российского государственного имущества на территории Украины, кроме дипломатического и консульского, может стать действенным механизмом принуждения к исполнению либо источникам исполнения таких решений.

Однако, учитывая, что общая стоимость российского государственного имущества на нашей территории значительно ниже суммы ущерба, нанесенного российской вооруженной агрессией нашим гражданам, рассчитанной исходя из практики ЕСПЧ, очень важно, чтобы в случае обращения пострадавших граждан Украины в суды других стран с заявлениями об аресте российского имущества международная Фемида пошла по пути оценки доказательств и вынесения решений, а не ограничилась «выражением озабоченности».

Неизбежность расплаты за агрессию, когда даже после смены режима целые поколения граждан страны-агрессора, уплачивая налоги, будут знать, что значительная часть этих средств не вернется им через социальные программы, а будет использована для компенсации пострадавшей стране и ее гражданам, может стать одним из действенных мировых механизмов предотвращения агрессии.

Андрей Сенченко, глава правозащитной организации "Сила права".

Источник: KievPost