Андрей Ермолаев: Украина находится в уникальном геополитическом положении

  • 10 Жовтня 2013, 09:30, 293
Андрей Ермолаев: Украина находится в уникальном геополитическом положении

«Соціальна Країна» продолжает разговор с политологом, директором Национального института стратегических исследований Андреем Ермолаевым. В этой части беседы эксперт рассказал о роли Украины в канве международной политики, ее взаимоотношениях с ближайшим соседом - Россией и долгосрочных стратегиях, способных благотворно повлиять на будущее государства в целом.

 

- В разрезе международной политики несколько слов об Украине: на Ялтинском саммите советник президента РФ Сергей Глазьев выступил с речью, в которой практически открыто угрожал Украине введением ряда торговых ограничений в случае подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Как Вы думаете, разорвет ли Украина харьковские соглашения в качестве ответной меры?


- Во-первых, заявления одного, даже очень известного, политика, это еще не позиция страны. Во взаимоотношениях с Россией и Таможенным союзом есть несколько измерений и одно из них - тактическое.

 

Действительно, за позицию Украины, ее средне-долгосрочную ориентацию, планы, внутреннюю и внешнюю организацию, а также экономические ориентиры идет определенная конкуренция. Мы слишком привлекательны в перспективе и слишком важны сейчас. На данном этапе украинская экономика, в том числе ее промышленный сегмент и инфраструктура, являются неотъемлемой частью распределения труда в Евроазиатском регионе. Даже после распада СССР наша роль достаточно весома.

 

Не случайно, во многих прогнозах и сценариях развития евроазиатской интеграции, украинский фактор был едва ли не решающим в плане успешности или не успешности проекта. Конечно, в этом смысле за Украину шла и до сих пор идет борьба, носящая тактический характер. Политики всех калибров, представители различных политических сил, представляющих соседствующие с Украиной страны, сходятся в одном: сотрудничество возможно только на толерантной основе. Поэтому одно дело тактические движения, демонстрации, а другое дело - реальная практика.

 

На наших глазах, наряду с торговыми неприятностями, укрепляется тенденция развития транснациональных компаний, связывающих украинский, казахский и российский капиталы. Обсуждаются долгосрочные инфраструктурные и высокотехнологические проекты.

 

Все это - вторая стороны луны, которую никто не отменял. Думаю, экономика сама расставит все на свои места. Но стратегический выход лично я вижу не столько в споре о том, какой у нас будет торговый режим с Таможенным союзом, сколько в перспективах развития той части реального сектора, в котором заинтересованы обе стороны. Поэтому никаких ответов, уж тем более усложнений отношений, мне кажется, украинской политике никто не желает, и желать не будет. Я уверен, что после таких качелей, связанных с попыткой предложить свою позицию как единственно верную, наступит равновесие и случится это в ближайшие год-полтора.

 

- А что скажете по поводу долгосрочной стратегии?


- В этом аспекте Таможенный союз должен на деле подтвердить свою эффективность. Президент Украины неоднократно говорил, что мы готовы сотрудничать с Таможенным союзом, но только после того, как этот вариант интеграции проявит свое новое качество. А для этого нужно время. Сейчас не только Украина, но и многие другие страны, у которых большая часть торгового оборота связана с Евроазиатским регионом, внимательно следят за развитием событий. Важно знать, какие правила будут установлены, и проверить их эффективность. Пока неизвестно, на какую экономическую модель будет сделана ставка: условно говоря, на инфраструктурно-сырьевую, или же действительно страны региона продемонстрируют высокие темпы внутренней модернизации. Все эти вопросы остаются открытыми.

 

Вместе с тем для Украины вопрос интенсивного сближения с ЕС рассматривается, прежде всего, как стимул к внутренней модернизации. Работа в рамках свободной торговли предполагает установку новых правил: рынок становится более привлекательным, появляется возможность сотрудничать с высокотехнологическими инвесторами.

 

- Вероятность того, что Соглашение об ассоциации с ЕС все же будет подписано - высока. Сможет ли это объединить украинский народ? Ведь сейчас наша страна расколота на две части - восток и запад.


-Во-первых, в Украине до сегодняшнего дня не велось серьезной дискуссии о европейском или евразийском выборе. Да, были споры, сведение расчетов в отношении экономической выгоды от вступления в торговый или торгово-промышленный союз со странами Евроазиатского региона и с государствами ЕС. В то же время, не следует забывать, что Украина не только намерена подписать торговое соглашение о зоне свободной торговли с Евросоюзом, она намерена стать еще и ассоциированным членом ЕС, что предусматривает более широкий спектр углубленного сотрудничества. О такой перспективе Таможенного союза, который будет новым этапом развития стран Евроазиатского региона, пока сказать сложно.

 

В Украине ни политики, ни интеллектуалы всерьез не спорили о том, разделяет ли страна «евразийскую идею». Поэтому, на мой взгляд, несмотря на позицию разных групп населения, в плане сближения европейская идея является более понятной и комплементарной, поскольку связана не только с экономикой. Она связана с определенными представлениями, стереотипами и даже утопиями о том, как себя можно обустроить. Что же касается наших взаимоотношений с «восточным соседом», пока все ограничено спором об экономических преимуществах и, конечно же, об истории. Но, по-моему, и в первом, и во втором случае есть решение. В экономике нам никто не мешает сотрудничать, создавать совместные проекты. Вообще, договора о торговле не противоречат тому, что мы можем вместе что-то строить и развивать. В то же время мы не отказываемся от исторического опыта и культурного наследия, которое не нужно чрезмерно идеологизировать и приватизировать.

 

- На том же ялтинском саммите Хилари Клинтон заявила: «Европа будет рада прекрасному шоколаду из Украины». Получается, США решают за Европу, что ей нравится, а что - нет. Не значит ли это, что евроинтеграция Украины - это американский сценарий? Возможно, таким образом, Америка открыто потешается над Россией?


- Мне кажется, Вы льстите США. Просто фраза про шоколад очень понравилась журналистам. Из нее развернули целую кампанию.

 

И Хилари Клинтон, и ряд других известных политиков, участвовавших в дискуссии (Бил Клинтон, Тони Блэр - авт.) акцентировали свое внимание на одном важном моменте: продолжая свой путь в отношении более плотного вхождения в европейское пространство, Украина должна сохранять и научиться обеспечивать ровные и перспективные отношения с Россией. Многие политики озабочены тем, что на протяжении десятилетия мы никак не можем договориться с РФ. Нашим партнерам на Западе не нужны новые конфликты. Все устали от линий раскола, идеологического противостояния. Идет поиск той формулы, которая бы сшивала Континент. Я вижу в этом большие возможности и перспективы для новой украинской геополитической линии.

 

Нам нужно научиться быть модератором, который помогает сближать большое европейское пространство с большим евроазиатским. На протяжении последних 50 лет активно обсуждалась возможность реализации проекта Большой Европы, которая бы объединяла целый ряд интеграционных образований и создавала пространство демократии и открытой экономики. Очень красивая и перспективная идея, и от нее никто не отказывается. Вопрос в том, как это организовать? Мне кажется, Украина находится в уникальном положении - и геополитическом, и географическом, и историческом. Нам сами небеса велят работать на обеспечение этого сближения.

 

Поэтому нельзя воспринимать будущее Украины как вскакивание в один из поездов. Наша роль заключается в моделировании Большого сближения и Синхронного движения.

 

Лариса Шурига, «Соціальна Країна»