Виктор Андриенко: Люди хотят поднять престиж украинского кино

  • 03 Жовтня 2013, 12:00, 791
Виктор Андриенко: Люди хотят поднять престиж украинского кино

Украинский кинематограф постепенно возрождается. Несмотря на то, что до сих пор ни один полнометражный фильм отечественного производства не смог завоевать мировое признание, режиссеры не опускают рук - с каждым годом в прокат выходит все больше кинолент.

 

2013 год для украинского кинематографа стал достаточно продуктивным. Самая ожидаемая премьера этой осени - кинолента «Иван Сила», которая как раз состоится сегодня вечером. О том, как проходили съемки фильма в эксклюзивном интервью корреспонденту «Соціальної країни» рассказал режиссер картины Виктор Андриенко.

 

- Виктор Николаевич, Вы стали одним из немногих украинских режиссеров, кому государство выделило средства на съемки фильма, премьера которого состоялась не в Киеве, а в Канаде...

 

- Дело в том, что наш заказчик - «Держкино». Они являются правообладателями и потому распоряжаются, что надо делать и когда. Фильм действительно был показан за границей, однако исключительно на кинорынке. Мы презентовали ленту в Торонто и Лос-Анджелесе, в следующем году планируем повезти ее в Канны. Что же касается Украины, то в октябре, помимо премьеры, мы еще покажем картину на кинофестивале «Молодость».

 

Согласно плану «Держкино», в украинский прокат «Иван Сила» выходит в начале октября. Такое решение принято, поскольку выпускать детский фильм на большой экран летом и в сентябре нецелесообразно. Октябрь для премьеры - самое оптимальное время. Также мы учитывали график проката американских картин, потому что выйти вместе с «Хоббитами» было бы бессмысленно. В общем, совместно с Министерством культуры мы решили представить фильм широкой аудитории 3 октября.

 

- Как думаете, фильм ждет успех?

 

- Мы не задумывались над тем, что наш фильм будет показан за рубежом - просто работали в удовольствие. Но зрителя что-то заинтересовало, нам удалось разбить стереотипы. Меня очень удивило, что нашей работой заинтересовались США и Англия. Когда я спросил иностранных кинематографистов, что их привело в Украину, они ответили: история интересна. Наши истории идут вразрез с западными штампами. И данная ситуация работает в плюс.

 

Дети в зале аплодировали во время фильма, я не заставлял их это делать. Значит, наш зритель не «толстошкурый». Это удивительно, что дети, которые не знают украинского языка, прониклись идеей фильма. Когда я начал с ними беседовать, они поверить не могли, что история Ивана Фирцика - реальная.

 

Я не претендую на лавры, на «Оскары» и тому подобное. Я, Владимир Филиппов как продюсер, Игорь Письменный - мой соавтор - хотим одного: смотрите и составляйте свое мнение. Мы все делали искренне; так, как чувствовали.

 

- К слову, об американском кино: как Вы считаете, не лучше ли Украине перейти на модель, при которой государство не финансирует режиссеров?

 

- Американцы могут себе это позволить, потому что у них не было того «киношного» кризиса, который был у нас. В США все развивалось постепенно. На самом деле кино зародилось здесь - в Киеве, Харькове и Одессе. Потом уже оно появилось в Москве. А в Америке кинематограф начал преуспевать только за счет иммигрантов.  

 

У нас же, не забывайте, в 1991 году был застой. Продавали с молотка все, что было на киностудии, разворовывали госимущество. Украинское кино убивалось, в то время как российское как раз наоборот начало возрождаться. Отчасти успех российского кинематографа обусловлен тем, что государство освободило режиссеров от уплаты некоторых налогов, появились частные инвесторы. И на данном этапе мы переняли российскую модель.

 

Когда власти РФ начали вкладывать деньги в кино, поднялся не только технический уровень, но и патриотизм. Появились «русские герои», которые стали предметом гордости для граждан. Украинских же героев уничтожили, а новых не создали. Но мы работаем над этим: одни делают интеллектуальное кино, другие - мюзиклы, я снимаю исторические фильмы. Каждый пробует свои силы в определенном формате, но все стараются создать нового «украинского героя». Каким он будет - выбирать зрителю.

 

Сейчас государство контролирует деньги, которые вкладывает в кино. То, что режиссеры кладут их себе в карман - глупости чистой воды. Все происходит так: ты сдаешь сценарий, и комиссия в составе 15 специалистов решает, давать тебе деньги или нет. Когда сценарий принят, и выделены средства на съемку, ты должен вести отчетность как в старые добрые времена. Правда, такого, чтобы режиссеров брали за горло, мол, то ты сделал так, то - не так, - такого уже нет. По крайней мере, мне во время съемок с таким столкнуться не пришлось. От меня никто не требовал что-то добавить или убрать. И я очень благодарен государству, что все «транши» проходили вовремя - ни разу не было задержки денег.

 

Также в последнее время в развитие украинского кино вкладывают деньги частные инвесторы. Огромное количество коммерсантов мы увидели на Одесском кинофестивале. Некоторые из них спонсируют короткометражки. Один из таких фильмов (кинолента «Кросс» - авт.) два года назад получил «Золотую пальмовую ветвь». Но такие картины практически не окупаются, они не пользуются спросом.

 

Все это показывает, что люди хотят поднять и престиж, и интеллектуальный уровень украинского кино. Именно украинского, потому что оно отличается от всех других.

 

- Чем? В фильме «Штольня», например, нет ни одного украинского номерного знака на автомобилях, ни одной надписи на украинском языке на улицах...

 

- Я уже говорил: каждый делает свое кино. Вот, к примеру, Анатолий Матешко с его огромным опытом боевиков для российского проката, вдруг снял детский мюзикл. И в нем - украинские песни, которые нельзя переводить на русский или английский. В связи с этим повторюсь: каждый работает в своем формате. Пусть пробуют. Я не имею права советовать человеку творческому, что ему делать.

 

Я видел, как в Крыму фильму «Тот, кто прошел сквозь огонь» люди аплодировали стоя и это несмотря на критику экспертов в адрес режиссера. Заметьте, я сейчас не говорю о Восточной или Западной Украине, я говорю о Крыме. Вот это успех! Фильм хоть и не вернул деньги, но заработал больше всех - 2 миллиона гривен. Хотя шел всего на двух утренних сеансах, а билеты стоили по 40 гривен. К тому же в некоторых городах было принято решение бесплатно пускать на показ пенсионеров и инвалидов.

 

В 2012 году в Украине сняли только одну киноленту. Нельзя говорить о том, хорошей она была или плохой, потому что она - одна. В этом году у нас 3-го октября выходит «Иван Сила», потом - еще два фильма. Это уже прогресс.

 

Я не знаю, что будет завтра, но могу точно сказать: мы учимся на своих ошибках. Государство, помимо выделения средств, должно побеспокоиться о том, чтобы фильм увидела широкая аудитория. У нас нет денег на рекламную кампанию. Я думаю, следующий этап для государства - принять дополнение к договору, которое будет предусматривать выделение денег на рекламу кино. В других странах промоушн запускают за полгода - год до премьеры фильма. А мы в таких условиях еще умудряемся снять исторический фильм за относительно небольшие деньги. Посмотрите, какие бюджеты у аналогичных фильмов на Западе. Это, слава богу, у нас все декорации реальные. Мы потратили деньги, в основном, на костюмы и 4000 человек массовки.

 

- Сейчас молодые таланты все чаще уезжают за границу, потому что у нас до сих пор нет качественного профильного образования?

 

- Все зависит от человека, от его желания и способностей. Вот, к примеру, наши «камеди-клабщики» и КВНщики собрались и постарались сделать что-то свое. Понятно, что без опыта это тяжело. Есть основы написания сценария. Когда я им об этом говорил, они не слушали. Сейчас звонят мне: мол, Виктор Николаевич, как вы были правы! Они наняли американского консультанта, который читает им лекции. Это еще раз говорит о том, что главное - желание.

 

Лариса Шурига, «Соціальна країна»